Национальные теледебаты — 7: «Батькивщина» на десерт

Моніторинг — 31 жовтня 2014

Последний, седьмой тур «Национальных дебатов» никак не претендовал ни на звание кульминации, ни на звание развязки.

Участники: «Відродження», «Єдина країна», «Батьківщина», Блок левых сил.

Посмотрев последний тур дебатов, поневоле поверишь в некие тайные знаки судьбы. В президентских дебатах в минувшем мае Юлия Тимошенко выступала в последнем их туре — под занавес. В парламентских дебатах представитель «Батькивщины» тоже участвовал в последнем туре, под занавес. Слепой жребий раз за разом возводил эту партию в ранг звезды сезона.

А ещё, как и в президентских дебатах, именно на долю «Батькивщины» и её случайных попутчиков выпало немало вопросов, требующих в ответ виртуозного лёгкого трёпа и ни к чему особо не обязывающих. Как, например, вопрос о первом законопроекте, который подаст партия: разумеется, самый-самый «народный». А если в действительности окажется иначе, всегда можно будет сказать: не сложилось — обстоятельства, видите ли.

Компанию этой партии — ветерану украинской политической сцены — составили крайне странные политические субъекты. Увы, это сочетание не принесло ярких результатов: последний тур никак не претендовал ни на звание кульминации, ни на звание развязки.

Модераторы, как и во всех выпусках второй недели дебатов, были на высоте — и очередной раз доказали: ведущие, увы, не всесильны. Если с материалом не повезло — увы, ничего не  поделаешь. Не повезло с материалом, впрочем, не более, чем во всех остальных выпусках.

Были и погрешности. Заданный из зала вопрос состоял из трёх разных. Мирослава Гонгадзе обратила на это внимание, но сократить и упростить не потребовала. Вопрос: «Чи готові запровадити третій енергопакет ЄС?» Вот интересно: многим ли зрителям хоть о чём-нибудь сказали и вопрос, и ответы? Не говоря уже о том, что он требовал ответа «да» или «нет». Модераторам следовало бы попросить автора вопроса хотя бы сделать его содержание общепонятным.

После одного из ответов представителя «Єдиної країни» Мирослава Гонгадзе заметила: «Вигадали на ходу, але красиво». А разве дебаты не состоят в том, чтобы именно «на ходу»? Чтобы работала мысль, а не только память?

Зураб Аласания называл гостей по именам. Держать в памяти, какое имя какой партии соответствует, да ещё когда владелец имени не в кадре — не слишком ли многого хотели от зрителей?

И теперь уже можно сказать, подытоживая все семь туров: мы практически так и не услышали слов политиков, претендующих управлять государством. Подавляющее большинство участников дебатов примеряли на себя роль экспертов, выступали, словно обозреватели и сторонние наблюдатели — иногда квалифицированные, иногда невежественные, иногда искусные в ораторстве, иногда нет. Но в подавляющем большинстве это были констатации фактов и общие рекомендации — это и близко не было похоже на программы действий. Нередкими были случаи, когда явные домашние заготовки ораторы приклеивали к любому более-менее подходящему, а то и вовсе не подходящему вопросу.

 

«Видродження»: наш паровоз, вперёд лети

Странное политическое создание номер раз. Кого только не увидели мы на протяжении дебатов. Была сельскохозяйственная партия, была гендерная, была военно-силовая. Партия «Видродження» представляла транспорт. Судя по некоторым высказываниям её спикера, транспорт — это наше всё. Наше начать и кончить. Будет транспорт — будет нам возрождение по полной программе. Была когда-то польская песенка «Liftem do niebа» – вот и наша партия была примерно о том же. Разве что только не лифтом, а поездом или грузовиком, и не до неба, а всего лишь до сияющих вершин. В общем, очередная вариация на тему «кому что, а курице просо» – только с претензией на место в парламенте. Или, всё же, без претензий, а просто так, себя показать — на людей посмотреть? Даже досада взяла: жаль, что так и не придётся увидеть, как эта партия в Верховной Раде обсуждала бы, например, судебную реформу — с точки зрения транспорта, разумеется.

Вопрос о первом законопроекте. Ответ: «Который касается транспортной отрасли. В нашей партии представлены все виды транспорта». Прелесть какая, а? Вы только представьте себе партию, в рядах которой состоят виды транспорта — самолёты, трамваи, самосвалы. «Закон о создании единого дорожного фонда, независимого от бюджета». Вообще-то, история недавних лет заставила крайне осторожно относиться ко всякого рода независимым от бюджета фондам… «Програма децентралізації влади з автомобільних доріг». Ну, это вообще было супер.

О самом эффективном способе защиты границы: «Усе розграбували… Сама Україна захистити не зможе… Якнайскоріше прийняти нас до НАТО». Принять нас в НАТО — это, как я понял, было задание для Верховной Рады? Вопрос ведь был о её, Рады, шагах!

Вопрос из зала: «Чи не варто витратити в АТО гроші, що пішли на білборди?» В ответ последовал отчёт о деятельности партии и заверения, какая она хорошая.

Журналистика и пропаганда: «За добрих часів журналістику звали четвертою владою, й вона нікого не зраджувала (“Добрі часи” – это когда? – Б.Б.)… Пропаганда має бути» – и оратор начал живописать пользу от журналистов. Ну, спасибо! Как сделать журналистику правдивой? «Інформація повинна бути правдивою» – всё гениальное очень просто, не правда ли?

Пути поднятия уровня жизни: «Підприємництво, ще — реновація промислових підприємств, що забезпечують транспортну галузь» – и оратор стал эмоционально сравнивать поезда «Хюндай» с аналогичными поездами «Кременчуцького заводу»; южнокорейские и в подмётки кременчугским не годились. Кстати: завод действительно расположен в Кременчуге, но называется Крюковским. Как для транспортника, то ай-ай-ай!

Вопрос ребром: «Що зробите для врегулювання системних вад — збільшите податки чи зменшите пенсії?” Ответ — тем же ребром: «Створити таке поле, на яке прийшли б і працювали…Чому в Москві випускають шість видів вантажних автомобілів? Де наше? Трамваї, тролейбуси?» Преференций ЕС нашему оратору показалось мало, он настаивал на «плане Маршалла для Украины» – по-видимому, его можно запустить, приняв соответствующий закон: Евросоюз возьмёт под козырёк и побежит исполнять, никуда не денется.

«Єдина країна»: идейные

Агитационный телеролик этой партии не на шутку интриговал. Национальная идея — вот, оказывается, чего не хватает Украине. Всё есть — только идеи нет. «Есть идея!» – честно заявляла партия в ролике. Точнее, пока что её ещё нет, но обязательно будет — партия её обязательно придумает. А для этого ей нужно всего ничего — пройти в Верховную Раду. Вне стен здания под куполом, вероятно, идеи реже приходят в голову.

Насмотревшись этого ролика, в том числе в антрактах выпусков дебатов, лихорадочно пытался вспомнить: какая такая всепоглощающая национальная идея во Франции? А в современной Германии? А в Нидерландах? В России — это понятно: «русский мир» – в том смысле, что России следует осчастливить весь мир своим мудрым руководством. В Великобритании была когда-то: «Правь, Британия!» – вот только отправлена в учебники истории в виду совсем уж безнадёжной анахроничности. Казалось бы, история последних ста лет окончательно всех убедила: национальные идеи а) бывают чаще всего в не слишком демократических государствах (а Британская империя за пределами собственно Великобритании тоже была демократической далеко не всегда и далеко не во всём) и б) слишком уж часто превращаются в навязчивые.

Возможно, впрочем, стоило бы объединить пунктики и манечки обеих рассмотренных партий: «Транспорт — национальная идея Украины»?

На практике всё оказалось далеко не так страшно: спикер от партии говорил вполне здравые вполне демократические вещи. И продолжалось так почти до самого конца эфира: ближе к концу спикер, вероятно, вспомнил, что нельзя же без идеи, и стал изрекать нечто всё более ахинееподобное.

О первом законопроекте: «Принятие государственного бюджета». Ну, и правильно: «Что вы делаете завтра утром? – Умываюсь». Я-то по наивности думал, что принятие бюджета — это некая обязательная процедура, не зависящая от смелых партийных начинаний. Впрочем, какой был вопрос — такой и ответ.

Способ укрепления границы? «За допомогою світового співтовариства… Укріпити інженерно-технічні споруди». Один предлагал, чтобы Верховная Рада дала НАТО указание поскорее принять Украину, другой хочет, чтобы нашу границу охраняло мировое сообщество… Господа хорошие, если мы отдаём Украину в управление мировому сообществу — так, может, и Верховная рада нам не очень нужна?

Вопрос о средствах, потраченных на биллборды — не лучше ли потратить их на АТО? Рассказав, что партия нигде не рекламируется, спикер завершил ответ. Выступили представители «Батькивщины» и БЛС, и вдруг наш оратор выступил с дополнением, регламенту наперекор: «Україні потрібна національна ідея. Ми створимо єдину національну ідею». Так может, лучше было бы сначала создать её, а потом уже идти в парламент? Избиратели бы тогда на ура проголосовали!

Вопрос Светланы Остапы, «Телекритика», о том, должны ли журналисты заниматься пропагандой. Ответ: «Журналистика должна быть независимой… А чтобы в стране была единая идеология…ю идеология украиноцентризма… Национальная идея, национальная идеология — это должны делать журналисты через СМИ, но и государственные деятели». Независимо идём строем и в ногу.

Как поднять уровень жизни: «Вывести деньги из тени. Создать инновационную экономику с высокой добавленной стоимостью. Ныне экономика сырьевого типа». Браво, два раза браво — но как? Повысить налоги или снизить пенсии? «Вопрос не в том, чтобы поднять налоги или снизить пенсии. Вопрос в том, чтобы не красть. Нужны эффективные менеджеры». А вот дальше произошло чудо. Последовал уточняющий вопрос о сроках. Ответ был таким: «Да, нескоро, но иначе нельзя». Далеко не каждый участник дебатов позволял себе это вот «нескоро», предпочитая называть от балды что-нибудь очень и очень близкое — разве что не «завтра утром». Дальнейшие уточняющие вопросы позволили спикеру раскрыться, дать грамотные ответы.

В ответ на вопрос о преференциях ЕС спикер настаивал на «внутреннем протекционизме для создания высокотехнологичной экономики» – а как же ВТО, для которой протекционизм — враг номер один?  

В самом конце эфира настал момент истины. Слишком уж не к месту заговорил спикер о национальной идее. «Национальная идея не может быть создана искусственно», – парировал Аласания. «Не искусственно», – как-то сразу потеряв кураж, ответил спикер. Концы с концами уже и вовсе не сходились: партия идёт в парламент, чтобы волевым усилием создать национальную идею, но это будет не искусственно.

«Батькивщина»: непогрешимая и легендарная

Спикер об «Батькивщины» (а это был Иван Кириленко) выступал словно бы не сам, а от имени и по поручению. «Юлия слышит, Юлия знает», – его ответы на вопросы с этого начинались, этим оканчивались и к этому сводились. Тимошенко остановила контрабанду! Тимошенко выплатила тысячу! Повысила выплаты матерям новорождённых! Повысила выплаты вообще, всем и всегда! В общем, когда она была премьер-министром, такая благодать в Украине настала! Все проблемы были успешно решены. И всё благодаря тому, что лично Юлия Тимошенко вывела из тени таможенные сборы.

И вот теперь у страны появился новый шанс на счастье: Юлия Тимошенко снова собирается вывести таможенные сборы из тени на свет. Как благодаря этому — в общем-то, одноразовому — мероприятию обеспечить стране вечную нирвану, Кириленко не объяснил. Есть в мире вещи, обыденному сознанию недоступные.

Первый законопроект: «Звернення до всіх світових інституцій з вимогою звільнити героя України відважну льотчицю Надію Савченко… Народ виростає в націю… Слава Україні!” Не знал, что Надия Савченко — пленница «світових інституцій»! Буду знать. Ах, да: а законопроект-то в чём состоит? «Слава Украине», что ли? Ответ на уточняющий вопрос: «Децентралізація. Негайно передавати все на місця!» «Всё» – это как?

Об укреплении границы (простите, бурный поток мыслей удалось зафиксировать весьма фрагментарно): «Наші проблеми на Сході треба вирішувати на Заході… Меморандум… Піднімати у світі хвилю… Чому не завантажений ВПК?.. Чому працює на Росію?.. Звернутися до президента… його указ про вступ до НАТО — й усе». Ещё одни «на мировое сообщество уповаем»?

О средствах на АТО и биллборды: «На президентських виборах Юлія Тимошенко звернулася, щоб замість реклами була допомога воїнам. Ніхто не почув. Низький результат на президентській кампанії — через слабку агітацію. Усе, що тоді було зібрано, передали на АТО». Вот какие дураки политаналитики — искали и искали причины низкого результата Тимошенко на президентских выборах, а всё, оказывается, так просто!

В ответ на вопрос представителя Блока Левых Сил о том, почему после Майдана у трёх партий была вся власть, а преступники, стрелявшие в людей, не наказаны, представитель «Батькивщины» пропел оду Тимошенко и заявил, что «від нас в уряді нікого не було й нема».

Как поднять уровень жизни? «Середній клас, мале та середнє підприємництво… Сільське господарство — локомотив, воно вивезе Україну». Только вот куда? О том, нужно ли снизить пенсии или поднять налоги: «Зменшити кількість податків, адміністрування знизити в десять разів». После этой фразы, вероятно, озадаченное выражение ещё долго не сходило с моего лица. Как это «снизить администрирование в десять раз», что конкретно снизить и в каких единицах измерять… да, мудрено. Оратор вышел из положения, провозгласив очередную оду Юлии Тимошенко.

Ответ на вопрос о преференциях ЕС озадачил ещё больше. В нём, в частности, содержалось вот такое: «В нас такі землі! ЄС, коли бере нас в обійми, то хоче загарбати землі”. Вот это было и вовсе здорово — как для партии, требующей немедленного референдума о вступлении в НАТО. В исполнении коммуниста или регионала, да и то не всякого, это звучало бы, как музыка. В исполнении батькивщиновца — лишний раз заставило задуматься над тем, когда же эта партия бывает искренней.

Под конец эфира со спикером от «Батькивщины» вышла ситуация «смех в зале». Отвечая на вопрос о киберспортивных победах украинцев, он стал рассказывать о главе паралимпийского комитета и его тесных связях с родной партией. Всё было бы не так смешно, если бы не зашкаливающий пафос и не интонации газеты «Советский спорт».

«За рівнем підготовки програмістів на першому місці у світі — Індія, не другому — Україна». Успехи индийских программистов общеизвестны, вот только Индия — очень сомнительный пример для подражания. Да и программисты индийские — так же, как и украинские — всё больше по заграницам успехов добиваются.

Вопрос из Львова: «Кажуть: не чують Донбас, не чують Львів, не чують Крим… Чи обіцяєте ви всіх почути?» Ответ: «Позавчора Юлія Тимошенко була у Львові… Вона об’їздила всю країну… Півмільйона зібралося… Юлія Тимошенко — це відповідь на ваше запитання». Вам понравилось?

Зураб Аласания: «Усі сходяться на тому, що тиск на економіку треба знижувати,  – навіть “Батьківщина”. Юлія Тимошенко біла прем’єром і не робила цього». Иван Кириленко: «Ми ніколи не були в більшості». Вот оно как, оказывается.

Блок левых сил: не верь ушам своим

Появление на сцене представителя Блока левых сил заставило вспомнить молодость. А именно первую лекцию по международному частному праву на четвёртом курсе. Преподаватель, уважаемый Василь Кисиль, начал её вот с чего: «Вот вы прочитали название: “международное частное право”; подумали, вероятно, что это невесть что такое высокое. Но ничего, послушаете вы эту лекцию и поймёте: никакое оно не международное, никакое не частное, а может быть, даже и не право».

Вот так было и здесь. Блок? Так участие блоков в выборах, вроде бы, законом не приветствуется. Левых? Всё услышанное от спикера отдавало, скорее, либерализмом, и отдавало очень сильно. Сил? Ну, кто его знает?

Либерально-демократическая тональность была выдержана точно и до конца. Не придерёшься. А вы говорили, что левая политическая ниша в Украине пустует! Да, если кто не знает: у либералов в программах тоже социальные вопросы наличествуют.

Первый законопроект: «Природні монополії (газ, енерго), що належать російським власникам, – націоналізувати, як це зробили в Криму… Зняти мораторій на підвищення пенсій, стипендій».

В ответе на вопрос о целесообразности выборов председателей исполнительных органов на местном уровне спикер настаивал на «виборах губернаторів». Орган, в который баллотировалась его партия, он Госдумой не назвал — и на том спасибо.

О способах укрепления границы: «Якщо не демарковано кордон з Росією, НАТО нас не прийме… Докласти всіх зусиль, щоб демаркувати кордон». Оно, конечно, хорошо, но не поздновато ли? «Оборонна промисловість».

«На майбутнє потрібно, щоб агітація фінансувалася з держбюджету», – это о средствах на АТО и рекламу. О журналистике и пропаганде: «Пропаганди не має бути, це — тоталітаризм чи авторитаризм. Ми виграємо завдяки чесній журналістиці”.

Как поднять уровень жизни? «Створювати робочі місця. У США та ЄС кількість нових робочих місць — це й є критерій успіху влади… Сільськогосподарські підприємства, переробна промисловість… Нема українського комбайну, українського трактора». Созхдавать рабочие места — это хорошо, вот только как это будет делать Верховная Рада? Примет закон — и они тут же возникнут?

Если нельзя, но очень хочется

Согласно закону о выборах, избирательные блоки в Украине не существуют и существовать не могут. А теперь посчитайте, сколько политических сил, идущих на выборы, имеют в своём названии слово «блок». Только со счёта не сбейтесь. Представители некоторых из них прямо говорили: у нас в составе вот такие партии плюс вот такое общественное движение.

Разумеется: по документам оформлено всё хитромудро — не подкопаешься. Мол, вы говорите, блок? Да ну что вы, это же только название! Поэтическая метафора!

И вот что мы имеем. Куча людей и идёт в законодатели — не куда-нибудь проветриться, а законы писать и принимать — от фиктивно оформленных политических сил. Да-да, именно фиктивно: если де-юре не соответствует де-факто, это она и есть — фиктивность; нечто выдаётся за то, чем на самом деле не является. Типичный и стопроцентный блок оформляется как партия, а называется блоком — это, по-вашему, не фиктивность?

И после этого мы хотим чётких и однозначных законов — без лазеек для особо приближённых? Без возможности поворачивать их, как выгодно, от случая к случаю? Да что там чётких — хотя бы просто честных законов, элементарно честных, без двойного дна? Которые бы преследовали именно ту цель, о которой заявлено? А ещё мы хотим, чтобы парламентарии сами выполняли ими же принятые законы и тем самым утверждали в обществе равенство, а не кастовость и сословность? Да они же — депутаты от то ли партий, то ли блоков — и там будут жонглировать понятиями так, что любой напёрсточник к ним в ученики пойдёт! Они же и там будут считать себя выше законов!

Приключения электроников

В ходе дебатов на нас свалилось ещё одно поветрие — электронное правительство. Что оно такое, толком не сказал никто — да что там толком, вообще не сказал! Но многие спикеры с до невозможности умным видом разглагольствовали о нём, словно о каком-нибудь лактомарине — панацее от все болезней и средстве, чудодейственном во всех отношениях. Закрадывалось даже подозрение: а знают ли сами ораторы, о чём говорят? «Умные же какие!» – так, вероятно, обязаны были думать засевшие перед телевизорами обыватели.

И пусть бы оно было так — в конце концов, следует прощать людям их маленькие слабости. Только всё время возникало ещё одно подозрение: а не о спецтехнологии ли идёт речь? Ибо каким был результат разговоров об электронном правительстве? А вот каким: немалая часть зрителей понимала это так, что роль и функции правительства во всём мире исполняют теперь не люди, а некие электронные приспособления. Как именно? Ой, не спрашивайте! Вот, мол, до чего техника доразвивалась! И что теперь так будет и у нас. И хорошо-то как будет: компьютеры — они ведь взяток не берут!

А парламентские выборы, депутаты? А их избирают просто так, по привычке и по традиции. И вправду: если правительство теперь электронное — зачем они нужны, эти депутаты или, как говорит один партийный лидер, дармоеды и паразиты?

Демотивация парламентских выборов — вот что выходило в результате.

И блиц. «Следует ли государству вмешиваться в вопросы морали и нравственности?» (На мой личный взгляд, вопрос был некорректным, потому что в данном случае всё зависит от меры вмешательства и перечня поводов для вмешательства.) Представитель «Єдиної країни» был «не готов ответить», все остальные – «за». Внеблоковый статус: «Батькивщина» – «против», все остальные – «за». Ограничение свободы слова: все – «нет». Отмена депутатской неприкосновенности — все «за».

Борис Бахтеев, для «Вибори та ЗМІ»

Print Friendly

Поділитись

About Author

lera.lauda

  • зюзя

    ЛИГАЧЕВА, прекрати цензуру.

    если журналистка с таким опытом не знает, что ВРУ – это не исполнительная власть….то лучше уж молчать вообще